Подпишитесь на рассылку, чтобы регулярно получать от нас новости.

Рассылка новостей от РефНьюс

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!

Вы не только поможете нам с продвижением проекта, но и сможете быть в курсе новостей и публикаций, появляющихся на сайте.

 

Когда трансгендер идет на попятную: нелегко снова стать девушкой

Вс, 27 авг 2017 21:07:00 +3000
Целый разворот в одном из выпусков крупнейшей новозеландской газеты был посвящен 21-летней девушке. Что же она сделала? В одиночку совершила кругосветное плавание? Выиграла престижный конкурс? Стала значимым политиком на международном уровне?

Ничего из вышеперечисленного. Зара Купер (Zahra Cooper) вернулась к своему биологическому полу (женскому), хотя ей не удалось избежать необратимых последствий тестостерона, который она принимала последние восемь месяцев. Ее низкий голос в сочетании с женской одеждой очень удивляет людей. Она хотела бы выглядеть более женственной, но...

Ее история служит предупреждением, к каким последствиям могут привести подростковые проблемы в сочетании с самостоятельным диагнозом по YouTube, неправильным профессиональным диагнозом и неадекватным лечением. Ее опыт мог бы помочь другим молодым людям избежать шага, о котором придется сожалеть до конца своей жизни.

Зара родилась в небольшом новозеландском городке. Когда она была еще совсем ребенком, ее родители развелись. Она росла стеснительной девочкой и с трудом заводила друзей. Зара ненавидела изменения, которые стали происходить с ее телом в подростковый период, из-за своей неуверенности она сторонилась парней и даже решила, что она ― лесбиянка. Ей приходилось постоянно терпеть обиды и унижения как в школе, так и в соцсетях. Пытаясь найти подсказки в интернете, девочка наткнулась на видео о трансгедерах и решила, что «родилась не в том теле».

В 18 лет она попросила, чтоб ее родные начали называть ее Зейном и обращались к ней как к подростку мужского пола. К тому времени она уже четыре года жила в доме своего деда Виктора Ракича (Victor Rakich), фермера-пенсионера. Он сразу сказал внучке, что не может относится к ней как к мальчику, хотя его любовь и поддержка останутся неизменными.

Первую попытку «перехода» Зара предприняла, обратившись к своему семейному доктору, который сразу же отказал ей, заявив: «Я сам принимал роды у твоей матери, поэтому точно знаю, что ты родилась девочкой», за что она назвала его трансофобом. Затем девушка обратилась к консультанту, который направил ее к другому врачу, а тот ― к эндокринологу. Поскольку все это происходило в рамках общественной системы здравоохранения, прошло восемь месяцев, прежде чем она встретилась со специалистом. В это же время она встретилась с психиатром, который после нескольких вопросах о ее детстве и о том, сколько она уже носит мужскую одежду, поставил ей диагноз гендерная дисфория, открыв путь к лечению гормонами.

В декабре 2015 года Зара начала принимать тестостерон сначала в таблетках, а потом ― в виде инъекций. Однако никакой магии не произошло. Зара ожидала, что будет чувствовать облегчение, как было обещано в видео на YouTube, а вместо этого тестостерон лишь пробуждал в ней злость. Девушка впала в депрессию, а потом, по мере того как у нее появились волосы на лице и голос стал ниже, она стала беспокоиться. «Я больше не чувствовала себя собой», ― сказала она в интервью Herald. Зару угнетала эта борьба, и через восемь месяцев девушка предприняла попытку самоубийства. Ее спас дедушка.

Виктор Ракич с возрастающим беспокойством наблюдал за происходящим с внучкой, тем более что специалисты перестали обращать внимание на ее состояние. Дедушка посоветовал внучке обратиться к другому психиатру, который предположил, что у Зары пограничное состояние синдрома Аспергера. «Вот когда у меня в голове что-то щелкнуло, ― сказала Зара. ― И я начала серьезно размышлять».

Она также проконсультировалась с «Доктором Гуглом» и обнаружила, что больные Аспергером обычно страдают от проблем с половым самоопределением, часто полагая, что гендерная дисфория является ответом на вопрос, почему они не вписываются в общество.

Зара целый месяц думала над этим и поняла, что хочет «вернуться», несмотря на сложности, о которых ее предупреждали.

Хотя сейчас девушка чувствует себя гораздо счастливее, ей пришлось свыкнуться с мыслью, что ее пол всегда будет смущать некоторых людей. Она одевается как девушка, но голос все равно ее подводит: он удивил продавца, когда Зара пришла покупать бюстгальтер, а в другом магазине к ней обращались «сэр», хотя Зара была в платье.

Единственное, что расстраивает ее, так это мысль, что подобная легкая форма аутизма могла быть обнаружена раньше. И тогда ей оказали бы особую помощь, и в школе все было бы по-другому. «Я бы тогда себя лучше понимала».

Психиатр, который поставил ей диагноз «гендерная дисфория», должен был знать о связи между аутизмом и гендерной дисфорией или вариативностью и вовремя направить свою молодую пациентку на обследование. Ставить диагноз на основании одной беседы, дающей зеленый свет терапии по смене пола, ― это просто недопустимо.

Еще одним возможным источником патологии в жизни Зары является развод родителей, который привел к тому, что в возрасте 14 лет она ушла из дома и стала жить вместе с дедушкой. Развод родителей ― распространенная причина детских и подростковых проблем, однако в данном случае психиатр даже не принял это в расчет.

Только в одной области в Новой Зеландии существуют жесткие правила для тех женщин, которые хотят сменить пол, поскольку многие изменения, которые вызывает прием тестостерона, являются необратимыми, включая низкий голос и потенциальное бесплодие. Эти правила также требуют постоянного отслеживания побочных эффектов, особенно у подростков, поскольку среди них наблюдается высокий уровень самоубийств. Однако для большинства все это необязательно, и в любом случае считается, что смена пола является хорошим лекарством даже для несовершеннолетних.

Тереза Флеминг (Theresa Fleming) из Университета в Окленде допускает, что некоторые молодые люди, обращающиеся за подобными услугами, «просто интересуются», поскольку их сомнения в собственной половой принадлежности еще не означают, что они трансгендеры. Однако она считает неправдой, что либеральная система здравоохранения толкает интересующихся детей на путь трансгендеров. И ей жаль «людей-трансофобов», которые в это верят. Доктор Флеминг утверждает, что сомневающиеся подростки нуждаются в первую очередь в помощи «генералистов», понимающих «проблемы подросткового возраста, гендерного самоопределения и психического здоровья», а не в специалистах.

При этом никто не хочет говорить о том, что большинство несовершеннолетних, переживающих дискомфорт из-за своего биологического пола, в конечном итоге смиряется с ним после подросткового периода. Как и о высоком уровне депрессии и самоубийств среди взрослых трансгендеров, хотя этот факт широко известен.

«Ненавижу наблюдать, как рушатся жизни молодых, ― сказал Виктор Ракич. ― Им нужно больше внимания, а не лекарств». Жизнь его собственной внучки хоть и не совсем разрушена, но уже никогда не станет жизнью нормальной женщины. Это очень грустно. Однако вряд ли это заставит медиков глубоко задуматься о вопросах полового самоопределения. Так, как это сделала Зара Купер.

Источник: MercatorNet

Перевод: Анна Углева

Любое воспроизведение материалов сайта возможно только при условии предварительного согласования с администрацией REF News. 

Поделиться в соцсетях (и тем самым очень помочь проекту)

 
Обсудить
 
Новости партнёров
Работает на Cornerstone