Подпишитесь на рассылку, чтобы регулярно получать от нас новости.

Рассылка новостей от РефНьюс

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!

Вы не только поможете нам с продвижением проекта, но и сможете быть в курсе новостей и публикаций, появляющихся на сайте.

 

Интервью: Порнография и технологии удешевили секс и сделали мужчин менее склонными к браку

Пт, 17 ноя 2017 09:10:00 +3000
Автор книги "Дешевый секс" рассказывает о своей провокационной книге.

Специалиста по вопросам семьи Марка Регнеруса (Mark Regnerus) критикуют за недавно опубликованную книгу "Дешевый секс: транформация мужчин, брака и моногамии" (Cheap Sex: The Transformation of Men, Marriage and Monogamy). Автор, являющийся социологом в Техасском университете в Остине, рассказывает о своей работе и отвечает на критику в интервью с Трейси О’Доннелл (Tracey O’Donnell) из Института социальных тенденций.

Многие люди слышали о вашей книге, но пока еще не читали ее. Можете ли вы кратко рассказать, какие вопросы и проблемы в ней затрагиваются?

Книга рассматривает довольно широкий спектр вопросов, и достигает нескольких целей:

1) в ней фиксируется увеличение "дешевого секса" с момента наступления эры искусственной контрацепции, а также некоторых видов сексуальных технологий; 2) в ней исследуется, как это сравнительно новое облегчение доступа к сексу стало препятствием для отношений и отодвинуло момент вступления в брак - отчасти увеличив возможности женщин для построения карьеры, и подорвав при этом привлекательность мужчин как потенциальных супругов; 3) рассматривает прозорливые предсказания социолога Энтони Гидденса (Anthony Giddens) в его книге от 1992 года: "Трансформация близости" (The Transformation of Intimacy).

Критики ругали вас за заявление, что "дешевый секс" является одной из причин упадка института брака. Они утверждают, что это происходит в основном из-за уменьшения заработной платы мужчин, из-за чего они становятся менее привлекательными женихами. Вы заявляете, что скептически относитесь к объяснению, и не считаете зарплату ключом к решению данной загадки. Почему?

Я отношусь скептически не к тому, что зарплата мужчины важна для его привлекательности как потенциального жениха. Я верю в это. Как мужчины, так и женщины рассматривают способность зарабатывать как ключевой фактор привлекательности партнера. Это весьма старый факт. Просто я не думаю, что зарплаты мужчин так сильно упали только из-за неподвластных им экономических сил. Я думаю, что дешевый секс - а именно, легкий доступ к сексуальным наслаждениям - служит демотиватором для мужчин.

Я придерживаюсь того мнения, что мужчины исторически делали все возможное, чтобы сделать себя желанными для женщин, и немалую роль в этом играет их повышенное (в среднем) сексуальное влечение. Однако в эпоху легкого доступа к сексу, высококачественных порнографических материалов и онлайн-свиданий это перестало быть необходимостью. И все же, как ни парадоксально, мужчины доминируют на этом новом "брачном рынке" гораздо больше прежнего, отчасти потому что женщины все меньше нуждаются в браке, хотя многие все еще хотят выйти замуж - и это кардинальным образом все меняет.

Теперь женщины выбирают, и отсюда потенциальные женихи, которых стало еще меньше, чем раньше, имеют больше возможности диктовать свои условия в значимых отношениях. Вот как работает власть, когда количество потенциальных женихов сильно меньше числа настроенных на брак женщин. Вот почему мы наблюдаем, что отношения все раньше и раньше начинаются с секса, чем этого хотелось бы большинству женщин, по причине того, что теперь они должны соревноваться за мужчин, а не наоборот. Это "забавный" побочный продукт их новоприобретенной экономики и карьерного успеха. Некоторые считают это "парадоксом". Наоборот, именно этого следовало ожидать.

Некоторые критики - особенно женщины - называют ваши аргументы "cексистскими", а другие - в основном мужчины - считают, что вы пытаетесь взвалить на них всю вину. Почему существуют такие различные точки зрения, и есть ли под ними какие-нибудь основания?

Очевидно, я согласен с обоими заявлениями. Нельзя "возлагать вину" ни на женщин, ни на мужчин за ту ситуацию, в которой мы оказались. Эта книга - просто социологическое исследование, означающее, что я считаю данную проблему непреднамеренным последствием того, как технологии изменяют социальную структуру общества.

Будьте уверены, эти технологии появились не сами по себе. Таблетки для контрацепции были созданы специально. Высококачественная, "реалистичная" порнография создается людьми. Сайты для онлайн-свиданий разрабатывают настоящие специалисты. И все же, если хотите, каждое из этих явлений имеет побочные эффекты. Они делают сексуальные похождения, к которым более склонны мужчины, чем женщины, гораздо более достижимыми. У этого тоже есть последствия.

Женщины, хотят они того или нет, являются "охранниками" сексуальных отношений, поэтому теперь они чувствуют больше давления по ухаживанию за мужчинами, чем наоборот. Мужчины в ответ чувствуют меньше необходимости хорошо относиться к женщинам, уважать их достоинство и так далее. И все же несмотря на это, люди все еще любят друг друга, и это замечательно. Однако "дешевый секс" никогда не исчезал, он продолжает подсовывать искушения, пытаясь подорвать многие брачные союзы. Некоторые мужчины, особенно за глаза, воспринимают брак "невыгодной сделкой".

Разве общество, в котором меньше брачных союзов, действительно придется опасаться стольких вещей? Некоторые европейские страны уже практически дошли до такого состояния, и у них вроде все хорошо. Может быть вы просто пытаетесь всех запугать?

Дело не в том, что здесь есть что-то, чего стоит активно бояться. Просто при сокращении семей следует ожидать появления "негативных внешних факторов”. Искренняя, жизнеутверждающая любовь между мужчинами и женщинами меньше процветает, когда отношения становятся хрупкими, когда партнеры склонны к тому, чтобы их "воровали” чужаки или привлекал зов сирен порнографии, и когда развод родителей заставляет молодых людей сомневаться в существовании пожизненной верности. Дети чувствуют себя менее защищенными в мире, где разводится больше родителей (Социологи наконец-то начали это признавать).

Люди жаждут постоянства и стабильности - зрелой, стойкой любви, которая присутствует в устойчивом браке - даже если они не знают, как этого достичь. Однако в наступающей эпохе люди становятся все более деловыми в своих отношениях (как это предсказывал Гидденс в 1992 году), более настороженными, менее уязвимыми, и более “независимыми". Им кажется, что это дает им эмоциональную безопасность, однако это не так. Подобные общества выживут, но их члены станут более одинокими. Нам придется больше зависеть от доброй воли чужих людей и государства. Однако, хотя государство может предоставить нам какие-то услуги, оно не может любить.

Вы говорили о легкой доступности порнографии и других основанных на технологиях видах сексуального поведения, как об одной изменившихся сторон секса. Как вам кажется, прогресс в искусственном интеллекте и "секс-роботы" станут фактором будущего или не совсем?

Что касается искусственного интеллекта и "секс-роботов", не вижу никаких особых препятствий на пути их распространения. Женщины ненавидят возможность подобного развития событий, однако я думаю, что этому мало что может помешать. Массовое производство сделает подобные вещи дешевле, и - как это было с порнографией - оно еще больше удешевит "реальный" секс между людьми, подрывая "контролирующую" власть женщин. Вот что происходит, когда нерегулируемые капиталисты обращают свое внимание на дом и наши самые близкие взаимоотношения. Для беспринципных бизнесменов сегодня не осталось ничего святого.

Почему, по вашему мнению, СМИ в основном игнорировали постоянное внимание, которое уделяется в книге обсуждению однополых отношений и поведения? Какие основные утверждения вы выдвигали на этот счет?

 Возможно, отчасти это потому, что критики просто читали не саму книгу, а лишь отзывы о ней. Также причиной может быть то, что ее содержимое не противоречит всем остальным материалам, которые я опубликовывал на эту тему. Мужские и женские однополые отношения имеют тенденцию отличаться в своих сексуальных поведенческих схемах, и я заявляю, что "половые" отличия - отличия между мужчинами и женщинами - являются более мощными параметрами сексуального поведения, чем сексуальная ориентация.

Например, гей-пары гораздо больше склонны к отношениям с дополнительными партнерами вне основного союза, и я пишу в книге, что причиной этому является не то, что они геи, а то, что они мужчины. Когда мужчины находятся в отношениях с женщинами, к подобному поведению редко относятся толерантно. Самые важные отличия в сфере сексуального поведения наблюдаются между мужчинами и женщинами, а не между гомо- и гетеросексуалами. Я думаю, что теперь, когда геи и лесбиянки США достигли определенных юридических целей в своих отношениях, "атмосфера" для обсуждения их поведения в рамках этих отношений немного расслабилась.

В основном вы избегаете предлагать решения проблем, которые вы отмечаете в своей книге. Почему?

Основная причина, почему я написал эту книгу - чтобы объяснить ситуацию, а не показать из нее выход. У меня нет хорошего совета, как решить эту проблему. То, что есть на данный момент - это социальная проблема, которую нельзя быстро решить с помощью персональных действий или решений. Я не знаю, что может сделать брачный рынок более дружелюбным по отношению к интересам женщин.

Говоря об этом, я думаю, что книга позволяет читателю ясно увидеть реальность, что может быть чрезвычайно полезно, учитывая то, что динамика брачного рынка часто остаётся для них невидимой. Они знают, что что-то не так. Они винят себя в возникающих проблемах, или обвиняют "этих мужчин" и "этих женщин" или критикуют "эту культуру". Однако мы пришли к этому положению не без помощи технологий - противозачаточных, "онлайн"-порно и онлайн-свиданий - это сделало доступ к сексу легче, и таким образом "дешевле".

Понимание, как это произошло, и к каким результатом привело, является хорошим первым шагом к тому, чтобы помочь "возражающим по соображениям совести" лавировать по современному морю отношений более рассудительно и целомудренно. Молодые люди жаждут найти добро, истину и красоту, однако, оглядываясь вокруг, они видят мало поддержки: дисциплины, ограничений, терпения, сдерживающих факторов и жертвенности. И они забыли, что мы в этом всем вместе не для того, чтобы соревноваться другим другом, но чтобы помочь друг другу обрести стабильность, любовь, брак.

Вы действительно настолько пессимистичны настроены, как кажется?

Я пессимист в краткосрочном плане, и оптимист - в долгосрочном. Вот почему, если цитировать последнюю главу книги: "В конечном итоге, отношения обмена - гетеронормативные, и это не изменится. В то время как брак страдает от деинституционализации, сама суть союза выживет. Она не разрушится, потому что это не просто социальный конструкт, несмотря на убеждения и юридические шаги в обратную сторону".

Другими словами, я думаю, что глобальная ситуация с браком станет хуже, перед тем как начать улучшаться. Однако институт брака сохранится, даже если его будет практиковать лишь меньшинство. Более того, брак не настолько легко изменить, как думает большинство социологов. Мы можем какое-то время пытаться его переделать, но на самом деле у нас нет свободы делать из него все, что нам заблагорассудится. В определенный момент мы просто создадим что-то другое. Мы можем называть это браком, но это будет просто название. Если вы думаете, что ожидание верности, постоянства, детей, жертвенности, и отдачи можно менять, тогда вы уже говорите не про институт брака.

Некоторые из ваших самых яростных критиков отмечают, что вы католик, предполагая, что это в данном случае имеет значение. Так ли это?

То, что я католик, имеет значение только потому, что это означает, что я, как и любой другой аналитик, имею определенные личные идеалы и отношение к тому содержимому, которое изучаю. В этом я ничем не отличаюсь от других. Никто не подходит к предмету изучения без интереса. Формирует ли католицизм выводы, которые я делаю о социальной реальности? Нет. Я не вижу, как это может иметь значение. Конечно, это важно, когда речь идет о том, что я считаю хорошим. Однако у всех есть свои представления о том, что хорошо, а что нет.

Или возможно они считают, что я более склонен игнорировать традиционные "социологические" факторы, такие как зарплата мужчин и ее влияние на уровень брака - в пользу более "моральных" факторов, таких как религиозность. (Я действительно считаю, что заработок не ниже прожиточного минимума - это хорошо). Некоторые считают, что я склонен к подделыванию результатов, пытаясь как-то "защитить" церковную доктрину. (Это было бы довольно сложно). Чушь. Я не застрахован от ошибок, как и все люди. Однако подделывать данные? Нет. Я хочу знать реальность, а не скрывать ее.

Что вы планируете делать дальше?

Мой следующий проект - это изучение брачного опыта молодых христиан в восьми различных странах. Поэтому я собираюсь немного возвратиться к своим социально-религиозным корням, и смешать их со своим интересом к тому, как люди влюбляются и женятся (или нет). Христианство - это мировая религия, и поэтому я хочу знать, как христиане за территорией Соединенных Штатов справляются с теми вызовами, о которых я написал в книге. Я заинтересован выяснить, какие у них общие черты через все океаны и мили, и в чем они отличаются.

И я также заинтересован в фиксации идей, которые способствуют процветанию института брака и пригодности людей к этому - практика, политика и организационные структуры - а также тех вещей, которые вызывают больше всего проблем. Поэтому в некоторой степени, моя следующая книга будет отчасти исследованием о путях решения. Однако, могут ли эти хорошие практики и идеи быть применимы в других странах - это уже другой вопрос.

Источник: The Conversation

Перевод: Анна Углева

Любое воспроизведение материалов сайта возможно только при условии предварительного согласования с администрацией REF News. 

Поделиться в соцсетях (и тем самым очень помочь проекту)

 
Обсудить
 
По теме
Новости партнёров
Работает на Cornerstone