Подпишитесь на рассылку, чтобы регулярно получать от нас новости.

Рассылка новостей от РефНьюс

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!

Вы не только поможете нам с продвижением проекта, но и сможете быть в курсе новостей и публикаций, появляющихся на сайте.

 

Митрополит Иларион: Православно-протестантский диалог важен, чтобы слышать друг друга

Пн, 24 сен 2018 09:38:00 +3000
RefNEWS побеседовал с митрополитом Волоколамским Иларионом (РПЦ) о православно-протестантском диалоге и современных вызовах Церкви.

Митрополит Иларион (Алфеев) - председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ, доктор философии (Оксфордский университет), доктор богословия (Свято-Сергиевский православный институт в Париже) , профессор Фрибургского университета (Швейцария).

В своем шеститомнике «Иисус Христос» вы обильно цитируете протестантских богословов. Для многих протестантов, интересующихся богословием, это стало неожиданностью и, в принципе, хорошим знаком. Как вы оцениваете состояние современного христианского богословия?

Сейчас очень трудно говорить о христианском богословии в единственном числе. Есть очень много христианских богословий. Даже внутри одной христианской конфессии есть множество разных богословских подходов, богословских воззрений, иногда диаметрально противоположных. Поэтому понятие «христианское богословие» можно употреблять сейчас только как зонтичный термин, который покрывает большое разнообразие взглядов, концепций и подходов.

Если говорить более конкретно о библейской науке и еще более конкретно о новозаветной науке, то здесь, как мне думается, наметились определенные позитивные сдвиги. Довольно долго западная библейская наука развивалась в русле критической библеистики, которая была нацелена прежде всего на выявление аутентичного зерна в новозаветном предании путем демонтажа евангельского текста и попыток понять, что на самом деле мог говорить некий исторический Иисус. И вот каждый теолог моделировал этого исторического Иисуса, исходя из своих воззрений и вкусов, а потом вкладывал в его уста те обрывки, которые он черпал из евангельского текста или из каких то апокрифов, отсекая все то, что, с его точки зрения, не восходило к историческому Иисусу. Слава Богу, этот подход в значительной степени сейчас преодолен. Сейчас теологи, в том числе и протестантские, работающие в университетах, изучают евангельский текст таким, каким он до нас дошел, и я нахожу на протестантской почве иногда очень солидные и очень глубокие работы. Например есть такой теолог Крейг Кинер, специалист по Новому Завету. Что-то из его трудов напечатано на русском языке. Когда я писал книгу об апостоле Павле, я использовал его четырехтомный комментарий на Книгу Деяний Апостолов более часто, чем нашу православную энциклопедию. Это не просто четырехтомный комментарий. Там каждый том примерно как три тома моего шеститомника. Это гигантский труд со множеством подстрочных примечаний и ссылок на источники. По сути дела, это энциклопедия религиозной жизни раннехристианской церкви. Такие труды очень полезны и их нужно использовать.  Добросовестный исследователь этой эпохи не может их сейчас игнорировать.

Вы сказали о том, что есть разнообразие христианского богословия, но внешний секулярный мир воспринимает христианские церкви  как единое целое. Какие основные  вызовы церкви сейчас? Как сегодня внешний мир воспринимает церковь?

Один из вызовов, который остается, - это воинствующий атеизм, существующий в разных формах и обличиях. Сейчас он скрывается, как правило, под именем агностицизма или гуманизма. Это борьба с религией на самых разных уровнях, и прежде всего на уровне общественной морали. Некоторые нравственные стандарты, которые сегодня вводятся и законодательно закрепляются в секулярном обществе, радикально противоречат христианской нравственности. Перед многими церквями, особенно протестантскими, встает дилемма - либо они продолжают сохранять традиционную нравственность, восходящую к Иисусу Христу и апостолам, либо они начинают модифицировать нравственную парадигму, по которой живет их церковная община, подстраивая ее под современные стандарты. Есть протестантские общины, которые пошли одним путем, и есть общины, идущие другим путем. Думаю, что сейчас это основная дилемма и вызов для тех общин, в которых вообще возможна какая-то ревизия нравственного учения.

Подобный вызов был всегда, во все времена существования человечества. Есть ли какие-то особенности сегодняшнего вызова Церкви? Например, идет серьезнейшее давление на христианскую церковь со стороны ЛГБТ. Это колоссальная проблема в Европе и Америке. Готова ли Церковь к этому вызову?

Это достаточно новый вызов для Церкви, потому что пропаганда такого образа жизни - сравнительно новое явление. Все это началось лет сорок назад и набрало обороты в последние два десятилетия. Для Православной Церкви здесь не существует вопросов, потому что Православная Церковь основывает свое нравственное учение на учении Иисуса Христа и апостолов. Если Иисус  Христос на эту тему ничего не говорил, то апостол Павел на эту тему высказался вполне однозначно и не однажды. И для нас этого достаточно, чтобы закрыть эту тему. Другое дело, что эта тема требует пастырского подхода, потому что люди с такой ориентацией есть во всех церквях. Мы должны о них заботиться и пастырски окормлять. Мы не можем не называть грех грехом, но при этом должны оказывать пастырскую помощь людям, у которых самые разные грехи. 

Конечно, Вы знакомы с Финской лютеранской церковью, с которой у РПЦ был многолетний диалог. Как вы считаете, насколько сегодня актуален православно-протестантский  диалог? Важен ли он, или РПЦ достаточно выстраиваемого диалога с католиками?

Я думаю что православно - протестантский диалог продолжает оставаться важным. Как раз  недавно об этом на встрече в Санкт-Петербурге Патриарх Кирилл говорил с лютеранским архиепископом Евангелической лютеранской церкви Финляндии. Этот диалог дает возможность двум сторонам артикулировать свои позиции и даже в каких то случаях иметь возможность остановить наших протестантских братьев от принятия решений, которые, с нашей точки зрения, сделают этот диалог практически невозможным. Мы же некоторые диалоги прервали – например,  с Церковью Швеции, с Епископальной церковью США. Причем если с Церковью Швеции у нас не было никакого реального богословского диалога, то с Епископальной церковью США у нас был успешный, многолетний диалог, обмен делегациями, взаимодействие в рамках рабочей группы. Но нам все пришлось свернуть после того, как сначала эту церковь возглавила женщина, затем они рукоположили открытого гомосексуалиста. Когда такие вещи случаются, нам приходится прерывать общение.

Вы считаете, что сейчас диалог важен? Для чего?

Артикулировать свои позиции. Для нас важно услышать позицию собеседника. Может,  мы что-то недостаточно хорошо понимаем. Может, до нас не донесли, как это часто бывает, через средства массовой информации. Всегда полезно услышать собеседника и в то же время предостеречь от каких то шагов, которые сделают диалог невозможным.

На торжественном мероприятии, посвященном пятисотлетию Реформации, Вы произнесли яркую речь о влиянии идей Мартина Лютера на мир. Как вы оцениваете влияние Реформации на нашу страну и вклад современных протестантов в развитие России ?

Я думаю, если рассматривать в целом развитие страны и русской культуры, то, наверное,  вклад достаточно скромен по сравнению с Русской Православной Церковью. Но, безусловно, определенный вклад был сделан и, более того, протестанты продолжают делать свой вклад в развитие нашей культуры, ведут социальную работу и, конечно, утверждают семейно-нравственные ценности. К примеру, я общаюсь с баптистами, и вижу какие у них крепкие семьи, как они защищают традиционный семейный уклад. Это одна из тех тем, по которой мы активно взаимодействуем.

Вы, конечно, знакомы с творчеством Д.Р.Р. Толкиена. Прекрасный христианин, католик, написавший в своих работах о праве, дарованном человеку Богом, создавать вторичные миры. Современный мир дает человеку множество творческих возможностей, но есть ли какие-то ограничения, пределы в творчестве?  Какие то границы, за которые христианин не может заходить дальше в своем творчестве?

Я думаю, что если христианин – творческий человек, то он так или иначе будет соотносить свое творчество  с христианской традицией. Творчество не обязательно должно быть строго каноничным. Не всякий художник должен быть иконописцем и писать по иконописному канону. И не всякий композитор должен сочинять только церковную музыку, как и писатель не должен писать только на церковные темы. В творчестве у каждого человека есть достаточный простор. Но эти ограничители диктуются самой Евангельской вестью. Это ограничители духовного и нравственного порядка. Например, я считаю, что христианский писатель не может употреблять матерные слова, христианский автор не может пропагандировать безнравственный образ жизни. Я считаю, что человек, позиционирующий себя как  христианин, не может богохульствовать, давать заведомо искаженную картину христианства или образ Христа трактовать в искаженном ключе.

Фотография: Митрополит Иларион.

Источник: Пресс-служба ОЦАД

Беседовал Андрей Ретингер

https://ssl.gstatic.com/ui/v1/icons/mail/images/cleardot.gif

 

Любое воспроизведение материалов сайта возможно только при условии предварительного согласования с администрацией REF News. 

Поделиться в соцсетях (и тем самым очень помочь проекту)

 
Обсудить
 
По теме
Работает на Cornerstone